DCMC впервые дали знать о себе многообещающей EP "Опле Раз", после которой словно бы ушли куда-то в тень. Периодически проскакивали слухи, что группа развалилась, а двое ее участников, Стик и DJ Флэки, перебрались куда-то в монастырь под сенью Гималаев. А такое местоположение вряд ли ассоциируется с успешной рэп-карьерой и всеми ее атрибутами.

Однако, в 2007-ом все изменилось. Группа DCMC вернулась, группа DCMC снова выступает, группа DCMC издает свой полноформатный альбом. Несмотря на то, что собрать всех троих участников команды в одном месте нам по разным причинам не удалось, общение с двумя МС, Стиком и Массой, все-таки состоялось. О том, как себе чувствуют DCMC после затяжного отпуска читайте в нашем материале.

Предлагаю начать с того, что напрашивается само собой – с выхода альбома "Манифесто". Он, кстати, официально вышел или просто был напечатан к презентации?

Стик: Это вопрос скорее не к нам, а к исполнительному продюсеру, Севе Панде, Дабац. К нам альбом попал в количестве, которое было подарено друзьям, а также людям, пришедшим на презентацию. Но насколько все это запущено в производство?

Масса: По крайней мере, он был на концерте распространен и какой-нибудь добрый мальчик наверняка уже все залил в интернет.

Вы могли изложить основную идею альбома "Манифесто" для тех, кто не слышал его, или слышал, но не расслышал?

Стик: Идея "Манифесто", если вкратце, изложена в буклете альбома. Там есть такая литературная мини-зарисовка. И там более чем конкретно эта идея изложена.

Расскажите просто, что вы хотели этим альбомом сказать?

Стик: Какого-то конкретного решения типа "свергнуть правительство" у нас не было.

Масса: Хотя мы его там свергаем.

Ну то есть он такой, без претензий?

Стик: Это наш хип-хоп, без претензий на то, что он самый лучший. Но с претензией на обширность идей. Это попытка поделиться с людьми своими собственными ценностями и вдохновить их на аналогичный поиск.

Масса: И мне кажется, там есть претензия на креативность, на профессиональность, на какую-то оригинальность. Мы мало рифмуем о том, о чем рифмуют другие.

Мне показалось, это еще и в некотором роде отчет о прожитом и передуманном.

Стик: В основном о продуманном. О пережитом больше склонны рассказывать в подростковом периоде, когда жизнь бьет ключом, и о ней интересно рассказать другим. А этот альбом, он именно связан с тем, что переживается внутри. Могли бы мы сделать его лучше? Наверное могли бы. Дело в том, что он был записан очень быстро, всего за две недели перед тем, как я и наш ди-джей Флэки уехали в Индию. И на тот момент мы не понимали, вернемся ли обратно.

Планировалось, что каким-то образом он выйдет сам по себе, что ЛевПравЗвук его возьмет и выпустит. На тот момент мы взяли какие-то деньги за него, но прошел год, мы вернулись, а альбом все еще не был издан. ЛевПравЗвук не самые лучшие времена переживал тогда, у ребят просто руки не дошли. Потом мы снова уезжали, снова возвращались, и уже зимой 2007-го вернулись к идее выпустить эту пластинку.

То есть, вы на какое-то время вообще отключились от творческой деятельности?

Масса: Я в это время брейчил. Танцевал в составе брейкданс команды Allthemost, вечных серебрянно-бронзовых призеров всех европейских фестивалей (смеется).

Один из участников которой, Руслан, теперь звезда группы Банд'Эрос...

Масса: Как появился вообще Банд'Эрос – на одном из фестивалей, где мы плясали, присутствовал то ли продюсер их, то ли просто человек, который людей туда набирал. И вот он обратился сначала к Игорю Бурнышеву (DMC B), который последним в Банд'Эрос появился, чтобы он помог людей найти. Предложили мне, предложили Руслану. Ну я сразу, как бы, слил эту идею. А потом, бац, смотрю – Назим появился, который потом ушел оттуда, Руслан появился. Мне концепцию вкратце объяснили так: полная свобода творчества, полная анархия. При этом изначально стояла задача сделать российский аналог группы Black Eyed Peas. Хотя возможна ли полная свобода творчества, если изначально стоит задача сделать аналог, а значит надо двигаться в определенном русле? При всем при том, что Black Eyed Peas не самый плохой пример для подражания. У них очень крутые корни, они привлекают кучу би-боев, чего нельзя сказать о российских группах. Тут рэпперы слушают что-то свое, би-бои что-то свое и никакого единства стилей нет.

Размежевание рэпа, брейкданса и граффити на никак не связанные друг с другом культуры у нас в стране уже давно не новость.

Масса: Ну, это не закономерность, которая была неизбежна, а результат деятельности конкретных людей... Мне кажется, что наше творчество вызывает интерес в брейкданс-сообществе. Когда парни уехали [в Индию], ко мне регулярно подходили и спрашивали, что с группой, когда альбом. Я говорил, что на Новый год выпускаем, потом - на первое мая... Потом - опять на Новый год.

Группа DCMC возобновляет творческую деятельность или все ограничится выпуском этого альбома?

Масса: Стопудово, что мы не можем работать в безвоздушном пространстве: то есть мы что-то там делаем и раз в год выпускаем диски. Безусловно, хочется быть востребованными артистами, а это напрямую зависит от того, как мы будем дальше двигаться. Если мы будем востребованы как артисты, это будет прямым стимулом, чтобы мы больше внимания уделяли творчеству. А если мы опять залипнем. На двух-трех выступлениях в год, то это скорее демотивация к творчеству.

Стик: Но к сожалению, перспектива именно такая.

Масса: Все упирается в разобщенность хип-хопа. На брейкданс-тусах не выступают рэпперы, хотя мы какое-то время назад были исключением, ну и Лигалайз как-то выступил. На граффити-тусах их тоже нет. Я не видел би-боев на рэпперских тусах, я не видел рэпперов на би-бойских тусах...

Стик: Мы, безусловно, планируем заняться записью нового материала, есть идея совместного проекта с группой ДжаГан...

Масса: Но хип-хоп то не в этом. Не в записи пластинок. Хип-хоп в действии. Хип-хоп не в блэкбуках граффитчиков, где они скетчи рисуют, не в квартирах ди-джеев, где они тренируются. Там его кузница. И проблема не в том, что не хватает массовых мероприятий – они есть чуть ли не каждую неделю. Проблема, что они разобщены, а разобщенность, мешает развиваться...

Мне кажется, что все чуть более глобально. Проблема не в том, что рэпперы не интересуются брейкдансом, а в том что люди гораздо меньше стали чем-то вообще интересоваться, а гораздо больше потреблять, потому что такая возможность сейчас появилась. А когда человек включается в потребление, у него зачастую пропадает тяга к познанию чего-то нового

Стик: Мы об этом и говорим, в принципе. Но мы не заявляем, что мы крутые, занимались всем, а остальные лохи, не поняли хип-хоп-культуру во всем ее объеме.

Масса: Как все это создавалось – люди слушали кассеты, смотрели редкие видео и полученное субъективное представление пыталиcь реализовать здесь. И вот такой получилась наша культура, недоразвитой, разобщенной. А если поинтересоваться, то и Тупак танцевал, и Notorious в совсем еще мелком возрасте во всей этой каше варился.

Вы говорите о деградации хип-хопа в нашей стране, но ведь считается, что он становится все более популярным.

Масса: Успехи каких-то проектов не говорят о развитии культуры, это всего лишь успех данных конкретных людей, которым встретился конкретный продюсер, с конкретными возможностями. Это нисколько не показатель развития культуры. Потому что культуры в этом немного.

Стик: Телевидение, радио – это просто средство заказа, они заказывают публику. Заказывают глаза, уши и в процессе этого заказа идут на определенные шаги. И то, что мы видим много хип-хопа на телевидении, это просто шаг, благодаря которому вот эта культура просто заказывает себе публику. И когда у нас появляются такие люди, которые вдруг на небосклоне начинают ярко сиять, трудно не признать, что это временное явление. Это такой пылесос, который всасывает, использует и с другой стороны выплевывает.

Масса: Кстати, хороший пример Da Boogie. Где они были, а где они сейчас. Притом что это реально хип-хоп явление: Da Boogie толкнули на телевизор Лигалайза, Da Boogie толкнули брейкданс на телевизор. Сейчас же Da Boogie… Скажем так, если раньше они были корпорацией, то сейчас они небольшая фирма.

Это вопрос, допускающий толкования. Можно сказать, что телевидение использовало Da Boogie в своих интересах, но точно так же можно сказать, что сами Da Boogie в своих интересах использовали масс-медиа. В связи с этим, такой вопрос – а вы неужели не хотели бы быть вовлеченными в такую телевизионную историю?

Стик: Меня во всем этом интересуют только деньги. Если говорить о том, о чем говоришь ты, то больше ничего. Да, плюс я хотел бы использовать этот канал для проповеди своих идей.

Масса: Если бы получилось, оставаясь самими собой, развиваться в рамках шоу-бизнеса, в рамках его законов, то почему бы и нет. А если для этого придется играть какую-то роль, то наверное это не к нам.

Расскажите, чем вы занимаетесь помимо рэпа?

Масса: Я работник страховой компании, у меня нет какой-то нереальной должности, но работаю уже достаточно долго, чтобы чувствовать себя нормально. Получил образование, работаю по специальности.

Стик: А я, как бы это так сказать, чтобы это было людям более понятно... Ну если переводить это на язык современных рыночных отношений, то я занимаюсь духовным коучингом.

Тренер?

Стик: Тренер. (смеется) Духовный тренер. Психоаналитик. Я организую и провожу духовные программы. И еще я много путешествую, преимущественно в Индию. И одной из причин возвращения сюда была именно возможность занять себя социально более активно, нежели просто сидеть где-то в джунглях и медитировать.

Посвяти нас в подробности своего пребывания в Индии.

Стик: Как мы уехали? Просто решили уехать и уехали. Я уже в течении пары лет активно летал в Индию, и возникло горячее желание оказаться там, погрузиться в ту атмосферу.

Давайте попытаемся изъяснить более понятным читателю языком – вы с Флэки жили в кришнаитском храме?

Стик: Флэки – да. Он жил в ашраме. Храм – это сразу представляется что-то такое с куполами... Более точная формулировка – ашрам, место, где живут люди в поисках духовного общения. Это скорее можно сравнить с монастырем. Я по своему статусу, как человек семейный, не мог жить в ашраме, поэтому мы снимали дом рядом. А Флэки жил в ашраме на правах послушника. Мы не были оторваны от творчества, поскольку духовная жизнь предполагает творчество, но от хип-хопа мы были оторваны.

А можно сочетать хип-хоп и религию? Не противоречат ли они друг другу?

Стик: Хип-хоп ведь не какой-то единый набор установок. Я же говорю – какие мы, такой и хип-хоп.

Нынешние рэпперы пропагандируют стяжательство, насилие и еще много всего прекрасного.

Масса: Но хип-хоп ли они? Они хип-хоп глазами масс-медиа, глазами широких масс, да. Но все люди делятся на интересующихся и потребляющих. Для последних они безусловно хип-хоп. Но для них и Дискотека Авария хип-хоп. Хотя, надо отдать Дискотеке Аварии должное, у многих отечественных рэпперов музон гораздо тухлее.

Стик: И вообще, нужно ли так ставить вопрос, совместимы ли хип-хоп и религия? Это все равно, что спросить совместимы ли еда со сном.

Одновременно вряд ли.

Стик: Нет, они несовместимы одновременно, но вообще в жизни человека – безусловно. Если нужны примеры с запада, а у нас всегда примеры с запада служат доказательством, то... Я вот например вырос на плеяде команд, благодаря которым и пришел к религии. Мои родители не были глубоко верующими людьми. У меня не было каких-то духовных наставников в той среде общения, из которой я вышел. Но я пришел к религии именно благодаря хип-хопу, благодаря существованию команд и людей, которых я воспринимал всерьез. Я говорю о Mos Def, De La Soul, A Tribe Called Quest, Roots, Digable Planets, список можно продолжать. Хип-хоп позволяет тебе излагать свою позицию, позволяет делиться знаниями, позволяет эти знания получать. И в этом его сила.

 
Вконтакте rap

Поддержите сайт, вступите в группу Ноггано ака Баста В контакте

баста ноггано вконтакте в контакте

Статистика rap